Полиция

28 июля 1997 года

Днем позвонил Кристиан. Признался мне, что у него есть подружка.

– Ну и что? Я не ревную.

Он не проронил ни слова, услышав мой спокойный ответ, поэтому я спросила, слышит ли он меня.

– Да, я слышу, – отвечает он тихо. – Не думал, что ты отреагируешь вот так.

– Почему нет? А чего ты ожидал? Что я начну кричать и плакать, просить, чтобы ты оставил свою подружку ради меня?

– Ну да, что-то в этом роде. Любая реакция, только не та, которая последовала.

Он разочарован. Любому человеку приятно знать, что кто-то влюбился в него, даже если он не испытывает взаимности, но я отреагировала не как безумно влюбленная женщина.

– Это не в моем стиле. Когда-то я тебя спросила, свободен ли ты. Это твоя проблема, а не моя.

– Дело в том, что я не хочу сексуально зависеть от кого-либо, и меня пугает то, что мы видимся все чаще. Я влюблен в свою девушку и не хочу потерять ее.

Не могу сдержать смех.

– Ты влюблен в одну, но трахаешься с другой.

– Да, я знаю, знаю. Поэтому я чувствую себя ужасно и хочу положить этому конец. На самом деле я боюсь тебя.

Он заявляет, что не хочет больше видеться со мной. Понимаю, что его пугает, но причина не во мне, а в нем.

Не хочет посмотреть правде в глаза и решает порвать со своими пагубными увлечениями, но это опрометчивый поступок.

Уважаю его решение, но не одобряю способ, который он выбрал, чтобы сообщить мне об этом. Подло делать это по телефону.

30 июля 1997 года

До Кристиана мне нет никакого дела, потому что я уже обратила внимание на полицейского, который дежурит перед комиссариатом, неподалеку от моего дома. Он одаривает меня неотразимой улыбкой. И всякий раз, когда я прохожу мимо, он наблюдает за мной, такой элегантный в своей униформе; ворот рубашки, застегнутый на две пуговицы, слишком узкий для его сильной шеи. Думаю, я ему нравлюсь и возбуждаю его. Полицейского зовут Тони, он ниже меня ростом, у него темные, очень короткие волосы. Он всегда стоит перед дверью комиссариата с гордо поднятой головой, а под формой угадывается сильное и мускулистое тело. Единственным слабым местом Тони является забавная родинка, которая расположилась над верхней губой с правой стороны.

Когда оставляю полицейскому свой номер телефона, его родинка прыгает вверх, так как он широко, искренне улыбается.

8 августа 1997 года

Сегодня ночью я затащила полицейского в постель. Мы всю ночь занимались любовью в его маленькой меблированной комнате на чудном ковре, около которого лежали гантели. Время от времени он закрывал глаза или укрывался с головой, чтобы не быть свидетелем своего греха.



Около пяти часов утра я просыпаюсь от шума воды, доносящегося из ванной. Поворачиваюсь и понимаю, что я в постели одна. Поднимаю голову и вижу, что за стеклянной дверью горит свет, и различаю тень Тони. Остаюсь лежать неподвижно. Он входит, пытаясь не шуметь, а когда ложится рядом со мной, я ощущаю запах спермы, пролитой на простыни, стойкий запах, который можно почувствовать на кончике языка. Этот запах прожигает горло. Охваченная внезапной неловкостью, которую я не умею скрывать, затаив дыхание, укутываюсь в простыни и засыпаю, а утром просыпаюсь на краю кровати, сжатая, как ветчина.

10 сентября 1997 года

Весь месяц я провела с Тони, но наш роман уже закончился, так как его перевели в Андалусию, в Малагу, поближе к семье. Он несколько месяцев назад подал прошение о переводе, которое наконец-то удовлетворили. Я очень рада за него, Я уже нашла скучноватую работу внештатной переводчицы, дав объявление, и это позволяет мне жить дальше, не прикасаясь к своим сбережениям. Это все же лучше, чем ничего, но мне бы хотелось подыскать что-то другое. Возникает желание куда-нибудь переехать.


6270931101362225.html
6270961130860201.html
    PR.RU™